Битва за коньяк

Президент французского коньячного дома Camus о советской черной икре, жизни в Китае и европейской неторопливости.

Денис Сергеев,
13 декабря
-

Сирил Камю неравнодушен к России: впервые он посетил Москву в девять лет, приехав за компанию с отцом, который занимался поставками коньяков Camus в СССР. Сейчас он живет между Францией и Китаем, где европейский крепкий алкоголь стремительно входит в моду. И время от времени приезжает в Москву, где после долгого перерыва в магазинах вновь появились бутылки с логотипом Camus.   

0

Когда, будучи ребенком, я приехал в Москву, нас очень хорошо принимали. Мой отец Жан-Поль Камю много лет сотрудничал с «Совплодимпортом» и много общался с советскими чиновниками. Это был торг: просто так продавать коньяки в СССР было невозможно, их фактически приходилось обменивать на советскую водку и потом развозить ее по магазинам во Франции. Однажды мы с братом оказались в кабинете у одного чиновника. Перед нами поставили плошку черной икры и сказали: «Угощайтесь!» До этого мы никогда не видели черную икру и опасались ее пробовать. Но чиновник настаивал, и в какой-то момент он почти насильно запихнул ложку в рот брату. Осознав, что со мной может произойти то же самое, я попробовал икру добровольно, и мне очень понравился вкус. А брат с тех пор не ест ее категорически. 

0

Вообще, переговоры с СССР начинал еще мой дед. Он был гениальным продавцом! В конце 1950-х — начале 1960-х он оказался одним из немногих французов, поверивших в рынок Duty Free, который тогда только-только развивался в аэропортах. Camus стал первым коньячным брендом, который появился в европейских и американских магазинах Duty Free — это исторический факт. Когда я начинал работать в компании и часто ездил в командировки, мне в разных странах всегда рассказывали истории про деда, который постоянно перемещался по Европе и Америке. Он практически жил в самолетах. 

0

Сейчас я понимаю ощущения деда, который часто летал из Европы в СССР. Работать одновременно в двух разных мирах — бесценный опыт. Я провожу в Китае по полгода и научился там многим вещам. Китай — очень динамичная страна, в которой все возможно. А во Франции преследует ощущение невидимого потолка, выше которого не прыгнешь. По крайней мере, на алкогольном рынке. Бизнес передается из поколения в поколение, чтобы создать новый продукт, нужно много времени. Когда делишься с французом новой идеей, он тут же выдаст список препятствий, которые мешают ее реализовать. В Китае другой подход: говоришь «я хочу», и тут же все садятся писать план достижения цели. Китайцы научили меня на все реагировать быстрее, я отвык от европейской неторопливости. 

0

Впрочем, у китайского темпа есть оборотная сторона: в этой стране не привыкли создавать что-то надолго. Ремонт в офисе вам сделают за три дня (во Франции эта же работа потребует около двух месяцев), но через два года вам придется делать новый ремонт. А во Франции — только через 10 лет. В Китае строят так, чтобы потом было что переделывать. Но я уже не могу жить только в Европе. Мне одновременно нравятся спокойствие Франции и динамичность Китая. Сейчас я примерно по полгода провожу в обеих странах. Отказавшись от работы в Китае, я бы потерял многое. Даже в Париже нет такой динамики. А в Китае постоянно живешь с ощущением, что можно сотворить что-то великое. 

Выберите параметры рассылки

Пожалуйста, уточните желаемый вариант получения рассылки: