Продавцы воздуха

Успех современных художников — заслуга грамотного пиара. Искусство здесь ни при чем.

3 мая
-
К современному искусству можно относиться по-разному. Но факт: оно существует вне всяких объективных и, главное, общепринятых критериев оценки. И благодаря их отсутствию зарабатываются миллионы! Заручившись поддержкой искусствоведов, галеристов, арт-дилеров и кураторов, способных наполнить смыслом любое (даже самое скромное) творение,  художники научились продавать работы, не вызывающие ничего кроме консервативного недоумения: как можно платить целое состояние за такое дерьмо?   
 
Продавцы воздуха
«Искусство сейчас — продукт, предназначенный для продажи. Как туфли, как нефть. Галеристы — бизнесмены, и для них красиво то, что продается», — выражает распространенное мнение писатель Майкл Каннингем в интервью газете.ру. «За последние тридцать лет искусство прошло большую эволюцию. Красота сейчас считается китчем, серьезность воспринимается в штыки, ее считают слишком неудобной, слишком сентиментальной». 
Недаром герой последнего романа Каннингема «Начинается ночь» — преуспевающий галерист, уставший от «шарлатанского» искусства. Одна из его удачных сделок — продажа полутораметровой вазы, исписанной непристойностями. Причем, конкуренты галериста следят за автором вазы (раскрученным молодым художником) пристальнее, чем ФБР: спрос на ручную роспись велик!
 
Из серии «Кухонный супрематизм» Синие Носы
Западный бестселлер о современном искусстве демонстративно лишен художественных преувеличений. Ведь реальная практика аукционно-галерийных продаж дает фору любому бестселлеру. Полтора года назад на аукционе Christie’s за 4,4 миллиона долларов ушла с молотка картина Кристофера Вула «Blue Fool»: на белом фоне нарисованы четыре огромные буквы, из которых складывается английское слово «дурак».  
 
Впрочем, и в российской арт-хронике обнаружится немало занятных примеров. Инсталляции и картины Дианы Мачулиной (лауреат премии Кандинского, персональные выставки в Москве и Париже) стоят в среднем от 5 до 15 тысяч евро. Инсталляции — это глубокомысленные композиции из простейших объектов вроде выпиленного из фанеры силуэта Кремля или ластиков, утыканных иголками. 
Живопись — не менее глубокомысленные картины с социальным пафосом, выдерживающие десяток различных трактовок. Такой изобразительный уровень осилил бы любой студент-второкурсник, но на стоимости работ это никак не отражается. Инсталляции и картина Ростана Тавасиева, специализирующегося на изображении плюшевых игрушек, стоят около 10 тысяч евро. «Тема взаимодействия человека и вещи для меня основная. Я занимаюсь перемещением из иллюзорного пространства холста в мир реальный», — объясняет художница Анна Желудь. На практике это означает эксперименты с созданием объектов из проволоки и металла. Стартовая цена: 3—5 тысяч евро. Список примеров продолжается бесконечно.
«Болеть историей». Автор Диана Мачулина
Привычные способы отличить настоящее искусство от подделки (например, ответить на вопрос, способен ли художник вызвать эмоциональный отклик у тех, кто стоит перед картиной) оказываются бессмысленными. Живые эмоции в современном искусстве давно уступили место иронии и приколу. Попытка оценить трудоемкость работы с точки зрения художественного исполнения вызывает циничную усмешку. И в самом деле: какой художественный уровень может быть у ластика с иголками или фотографических экспериментов арт-группы «Синие носы»?    
Но галереи регулярно устраивают выставки и приумножают продажи. Кураторы сочиняют концепции очередных проектов, лавируя между престижными площадками. А публика спешит за покупками. Единственный способ не поддаваться пиаровским заклинаниям — самостоятельно исследовать современное искусство, избегая спонтанных сделок.
«Патриотизм». Автор Диана Мачулина
«Начинающим коллекционерам я советую много ходить по музеям и заглядывать на крупные арт-ярмарки, — говорит исполнительный директор Московского музея современного искусства Василий Церетели. — Смотреть достойные работы, сравнивать их между собой, читать книги, формируя собственный вкус. И, в конце концов, приобретать работы, которые действительно вам нравятся. Ни один музей не оставит в коллекции картину, которая не вписывается в его художественную концепцию, даже если художник отдает ее бесплатно. Его раскрученное имя и отличное положение на рынке не имеют значения. Почему же к формированию частных коллекций нужно относиться по-другому?»
Полную версию статьи читайте в весеннем номере журнала D-CODE. Присоединяйтесь к D-CODE Magazine на Facebook

Выберите параметры рассылки

Пожалуйста, уточните желаемый вариант получения рассылки: