In Vitro Veritas семейства Ридель

Георг Ридель, владелец знаменитой компании Riedel - о волшебстве создания винного стекла, семейном бизнесе и преемственности поколений.

31 июля
-

Георг Ридель – человек-квинтэссенция хорошего вкуса, владелец процветающего бизнеса и любящий семьянин. Удачливый бизнесмен, интеллектуал, спортсмен – горнолыжник, марафонец и просто «король хрусталя». Специалисты уважают его за профессионализм, ценители хорошего вина – за дальновидность и чутье, а адепты винодегустации – за созданные им хрустальные шедевры.

Кстати, совсем скоро, в феврале 2010 года Георг Ридель собирается посетить Москву и провести свою знаменитую винную дегустацию, во время которой наглядно покажет разницу в восприятии вина при дегустации из бокалов разных форм и объемов. В данный момент заявки на участие в дегустации уже принимает эксклюзивный и официальный дистрибьютер Riedel в России, компания ДП-Трейд


интервью, бизнес-персоны, Георг Ридель, Riedel, In Vitro Veritas семейства Ридель

Георг, Вы – производитель стекла в десятом поколении. Откуда Ваши семейные «корни» и как вам удалось сохранить семейный бизнес в тяжелые времена различных потрясений, войн и экономических депрессий?

Десять поколений – это почти 250 лет. В 1756 году первый Ридель основал небольшую стекольную фабрику в северной части Богемии. В том же году, кстати, родился Моцарт. То, что потом все десять последующих поколений занимались одним и тем же делом – это самое настоящее чудо. Хотя, все Ридели отличаются упорством, что, вероятно, заложено на генетическом уровне. То есть, всегда находился продолжатель дела – один из сыновей с самым твердым намерением заниматься семейным бизнесом. Мотивы были столь сильны, что никакие войны не смогли помешать такой преемственности.

Даже Вторая мировая война всего лишь нарушила наш бизнес территориально, но не остановила его. Коммунистическое правительство Чехословакии конфисковало фабрику и другую собственность и вынудило мою семью покинуть родину и переехать в Австрию, в Кюфштайн. Там производство было выстроено заново и начало работать в 1956 году – ровно через двести лет после зарождения династии. Символично, не правда ли! «Корни» наши – не чешские, а австрийские, потому, что Северная Богемия шесть столетий относилась к Австро-Венгерской империи Габсбургов и была населена австрийцами. Там был такой немецко-говорящий анклав. Фамилия звучит чисто по-немецки. Хотя мать моя – итальянка.


Скажите, а ваши дети унаследуют преемственность поколений? Намерены ли они участвовать в судьбе семейного дела?

Мои дети – и Летиция, и Макс – оба очень образованы и умны и оба смогли бы продолжить бизнес после меня. Летиция поступила мудро – чтобы избежать возможных конфликтов с младшим братом, она стала строить свою карьеру самостоятельно: в рекордные сроки окончила университет и стала юристом. Сейчас она дополнила наш бизнес и работает в команде Ридель.

Макс сейчас возглавляет представительство в Северной Америке и Канаде Это мой крупнейшие флиал с оборотом более 20 миллионов долларов, что, кстати, составляет 50% общего денежного потока компании. Макс демонстрирует хорошее чувство ответственности и, похоже, сделан из того самого, нашего «риделевского» теста, которое позволит ему с успехом возглавить потом семейное дело.

Вас привлекает жизнь в провинции?

Это не предпочтение. Так сложилось, что мы поселились как можно ближе к фабрике: от нее до дома восемь минут на машине. Мы находимся в западной, горной части Австрии. Но мы живем довольно близко ко всем крупным городам: в получасе езды от Инсбрука, в сорока минутах от Зальцбурга, в часе от Мюнхена. То есть, мы не оторваны от цивилизации. В то же время, в нашей «окружающей среде» есть преимущества уединенности, когда можно сконцентрироваться на своей работе, не отвлекаясь на городскую вечернюю жизнь. Именно там, в Кюфштайне мы в течение рабочей недели «заряжаем свои батарейки». Интенсивность работы, поездок такова, что мы с удовольствием возвращаемся в свой красивый дом, в покой.

интервью, бизнес-персоны, Георг Ридель, Riedel, In Vitro Veritas семейства Ридель

Давайте немного поговорим о ваших знаменитых бокалах. Вы производите сегодня одинадцать линий бокалов - сомелье, сомелье блэк тай, винум, винум экстрим, витис, грейп, тероль, флоу, вайн, "O" и ридель-ресторан. Пожалуйста, расскажите о некоторых из них поподробнее

Линия Riedel Restaurant - она нужна профессионалам в ресторанах и относится к низшей ценовой категории. Если провести параллель с вином, то линия Sommelier и Sommelier Black Tie – это лучшие вина Grands Crus бордо, Бургундии и лучшие вина Нового света. Эти бокалы уникальны и неповторимы. Далее идут бокалы Vinum Extreme и Vinum XL, которые тоже великолепны, но в полцены бокалов сомелье. За ними - Vinum – самые популярные и продаваемые бокалы Riedel, соответственно, и наиболее копируемые. Именно серия Vinum позволила донести идею наших бокалов до всех и каждого. Riedel Restaurant повторяет формы Vinum, но стоит в два раза дешевле.

Мы хотим больше чем раньше фокусироваться на бизнесе оn-premise, профессиональном рынке ресторанов. Две оставшиеся линии - Wine и Ouverture – также для ресторанов. Как и Riedel Restaurant, они не из классического хрусталя, то есть не содержат 24% окиси свинца. В то время как первые три линии – это чистый хрусталь. Именно отсюда и такая разница в ценах. Хрустальные бокалы сложнее в производстве. Например, горячий хрусталь стынет в разы медленнее, чем стекло. Что касается форм бокалов, то они иногда повторяются в разных линиях. Так, бокалы «шардоннэ» и «каберне» повторяются в линиях Vinum, Wine и Riedel Restaurant. Цены же отличаются, чтобы разные категории потребителей выбирали наиболее для себя подходящее, не жертвуя формой – основой идеи Riedel. Кстати, недавно мой сын Макс создал бокалы в необычном, я бы даже сказал - революционном дизайне: линия стекла "О" внешне напоминает привычный винный бокал, но только без ножки. Не удивлюсь, если в скором времени эта необычная форма будет подделоваться чаще всего. 


Вопрос от дилетанта. А сколько бокалов может выдуть средний стеклодув за смену?

Стеклодувы работают бригадами, каждая из пяти человек. За смену они выдувают от трехсот до четырехсот бокалов, в зависимости от размера. Австрийская рабочая неделя по закону длится 38 часов. Люди работают по 8 часов пять дней в неделю и у них время от времени набегает дополнительная свободная пятница.


А смены у них, видимо, бывают и ночные, ведь печь – это непрерывное производство?

Нет. Ночью не работают. У печей есть рабочие циклы. Скажем, температура плавления стекла – это 1450 градусов Цельсия. Для поддержания печи в постоянном рабочем состоянии надо лишь не опускать температуру ниже тысячи градусов.


Ваше стекло считается одним из самых качественных и востребованных в мире. Собираетесь ли Вы расширять стеклодувное производство?

Нет. Это невозможно. Основная причина, что крайне сложно найти профессиональных стеклодувов, способных выдавать подобное качество. Ну а вообще, я стою за преобладание спроса над предложением. Представьте, это будет катастрофа, если спрос лишь чуть отстанет от расширенных производственных возможностей! Надо будет гасить печи, увольнять людей, потерять в имидже.

интервью, бизнес-персоны, Георг Ридель, Riedel, In Vitro Veritas семейства Ридель

Почему хрустальные бокалы лучше для хорошего вина? В чем технически разница с обычным стеклом?

Традиционно, хрусталь среди стеклянных изделий – это как кашемир или шелк среди предметов одежды, то есть высшее качество. Технически, разница заключается в том, что хрусталь «мягче» и пластичнее обычного стекла. Бокалы, например, можно делать элегантнее, тоньше. Они, кстати и прочнее. Хотя, современные технические возможности продвигают и качество обычного стекла. Поверхность хрустальной стенки бокала под микроскопом – как потолок пещеры, вся в «сталактитах». Стекло же - гладкое. Интересно, что одно и то же вино в хрустальном и стеклянном бокалах одинаковой формы «звучит» по-разному. Это отмечено профессиональными дегустаторами.


Когда человек создает что-то уникальное его творения уходят в «народ» и часто воруют идеи. Как вы боретесь с подделками?

Невозможно защитить себя от подделок. Некоторые делают копии, повторяющие форму моих бокалов в точности. В точности! И продают их в два раза дешевле. По этой, кстати, причине мне пришлось ввести новую линию Riedel Restaurant, потому что рестораны – большой рынок, и при всей важности моих идей, я проигрывал этот рынок конкурентам.


Почему нельзя было запатентовать форму бокалов?

Все очень просто – в патентах отказывают. В разговор вступает вся эта демагогия, что должна быть свободная конкуренция, создание новых рабочих мест и т.п. И в результате, ваше положение автора становится крайне шатким.


Человек, создающий винное стекло не может не быть поклонником хорошего вина. В связи с этим вопрос: коллекционируете ли Вы вина?

У меня есть привилегия - меня приглашают на самые важные дегустации. В Европе, Америке, в Японии. Я доподлинно знаю, каков вкус наиредчайших вин. Меня всегда хорошо принимают знаменитости в мире вина. Ну, а кроме того, и сам я собираю вина. У меня чудесный винный погреб.

Напоминаем, что господин Ридель скоро посетит Москву и у Вас представиться отличный шанс познакомиться с одним из самых выдающихся людей в сфере производства уникального винного стекла.

Выберите параметры рассылки

Пожалуйста, уточните желаемый вариант получения рассылки: