Неояпонская татуировка в России: интервью с татуировщиком Мишей Козловым

12 Июль
-

Раньше вы были юристом. Почему вдруг такая резкая смена курса и как пришли к татуировке?

 

Я работал юристом несколько лет и в конце концов словил эмоциональное выгорание. В какой-то момент стало казаться, что я занимаюсь пустым делом, что результат моей работы – просто несколько новых бумаг с печатями и новые седые волосы в двадцать с небольшим из-за постоянного стресса, переработок и т.д.

Миша Козлов

В какой-то момент я понял, что больше не хочу иметь к этой профессии никакого отношения. Не было сил и желания ходить на работу, общаться с людьми.

В детстве я любил рисовать, потом на много лет это занятие забросил, даже желания не возникало. А тут вдруг снова захотелось, накупил себе карандашей, бумаги – и погрузился в это.

Сейчас мне кажется, что это была защитная реакция моей психики. Рисование – это терапия, я не ставил себе целью рисовать что-то конкретное, повышать навык – я просто рисовал в свое удовольствие, это меня отвлекало и расслабляло.

Рисование – чертовски медитативная штука. Я рисовал все больше.

Потом друг как-то сказал, что было бы здорово превратить мои картинки в татуировки. Я сначала посмеялся, мне это казалось чем-то совсем невозможным. Но мысль засела в голове и в конце концов превратилась в любопытство и желание. В принципе, татуировка – то же рисование, только материал другой. Друзья и жена поддержали, это очень помогло. Нарисовал какое-то количество картинок, попросился в ученики к татуировщице Саше Масюк, она сказала - да, классные картинки, давай попробуем.

Поскольку татуировка – это серьезная история, ей нельзя заниматься в формате хобби, она требует полного погружения – я начал заниматься этим всерьез. Так все и началось.

 

Японское тату было выбрано сразу или путь был тернист и сначала были пробы в других стилях?

Я думаю, что стиль работы – это вообще не то, что нужно и можно осознанно выбирать, такие попытки всегда выглядят натужно. Ну и само понятие стиля, на мой взгляд, достаточно условно. Нужно просто делать то, что нравится. Технически мои работы и сейчас, и в начале пути – это скорее графика, чем традиционная японская татуировка. Навык подрос, стал лучше понимать кожу, манера работы время от времени меняется – но больших стилистических метаний никогда не было. Просто в какой-то момент западные сюжеты сменились восточными (но в западной интерпретации).



Мне нравится традиционная японская татуировка – но мне интересно посмотреть на нее через призму графики. 

Поговорим об образности. Ирэдзуми - это чаще всего традиционные природные образы, рыбы, животные или мифические существа. Что просят набить в России? Есть ли здесь своя мода и меняется ли она со временем?

Ирэдзуми – это термин, обозначающий татуировки, которыми в Японии принудительно помечали преступников. Но звучит красиво, экзотично – и с приходом на запад моды на восточную стилистику так часто стали называть вообще всю японскую татуировку.

Ситуация с ней в целом такая же, как с этим словом – тема гораздо шире, сюжетов очень много – японская татуировка основывается на богатой мифологии и гравюре, так что в ней можно встретить и просто абстрактного дракона, и вполне конкретного Ямату-но ороти, и много других.

Чаще всего встречаются карпы, драконы и волны. Человеку проще представить на себе дракона, чем мага Токубея верхом на огнедышащей жабе. Просто потому что татуировки с драконами он видит регулярно и что-то про драконов знает, а про Токубея в первый раз от меня слышит.

Я не думаю, что выбор сюжета в японской татуировке зависит от моды. Большая часть людей к такой работе подходят очень осознанно, многие планируют тату годами – и, если человек решил, что всю его руку покроет сцена боя тигра с драконом – вряд ли на его планах скажется то, что все вокруг побегут бить себе огнедышащих лягушек.

 

Японское тату обычно наполнено смыслом, ведь каждый образ что-то обозначает. Когда к вам приходит клиент с просьбой набить тату, вы начинаете разговор с образности или просто следуете желанию клиента?

Я исхожу из того, что человек, который приходит ко мне с запросом, ответственно подошел к татуировке и понимает, что он хочет видеть на себе всю жизнь.

Тут есть разные варианты – кто-то просто хочет изобразить сцену сражения тигра и дракона, потому что ему нравятся тигры и драконы в моем исполнении. Для кого-то важна история и символика, которая за этим стоит.

За сюжетом татуировки всегда есть какой-то образ, но интерпретация у каждого все равно своя. Мастер, человек, пришедший на сеанс, случайный прохожий на улице, увидевший татуировку – каждый может по-разному воспринимать нюансы сюжета, исходя из собственного бэкграунда. Есть, конечно, какие-то нюансы – например, иногда нужно сказать, что вместо одной формы спиралей на фоне я использую другие – потому что странно изображать птицу в волнах, а не в потоках воздуха.

Так что разговор о смысле возникает, если нам с клиентом важно для работы поделиться своими мнениями на этот счет.

Есть еще один важный момент: особенности анатомии, размера и расположения татуировки могут влиять на выбор сюжета. Смысл смыслом, но татуировка должна учитывать линии тела, текстуру кожи и хорошо с ними взаимодействовать – поэтому идея, с которой человек пришел, может значительно измениться в процессе обсуждения.

Это касается как технической составляющей, так и сюжетной. В этом контексте я высказываю свое мнение обязательно и на компромисс не иду.

 

Бывали ли случаи, что клиент хочет один рисунок, но в итоге соглашается со смыслом вашего альтернативного предложения и меняет свое решение?

Да, такое случается. Чаще всего ко мне приходят просто с идеей, которую мы вместе докручиваем. Реже обращаются с максимально конкретным запросом.

Если идея мне нравится – я работаю с ней. Если к концепту есть вопросы – предлагаю альтернативный вариант.

Если альтернативный вариант человека не устраивает, то мы прощаемся. Это же история про доверие: всегда имеет смысл обращаться только к тому мастеру, видению которого ты полностью доверяешь.

Старые мастера, например Хориёши Третий, часто говорят, что настоящее тату можно сделать только бамбуковыми палочками или спицами, но не машинкой. Насколько это справедливо и чем работаете вы?

Старые мастера сохраняют традицию. Это бесконечно ценно, но это не отменяет важности прогресса. Татуировка, выполненная вручную, отличается от сделанной машинкой – но и та, и другая может быть субъективно отличной или неудачной, так что сравнивать я бы не стал. Татуировки, в конце концов, делаются не машинками и палочками, а руками. В моих руках в это время машинка. В руках Хориёши III, кстати, тоже – но у него уже просто в силу почтенного возраста.

 

Вы работаете с отдельными тату или предпочитаете традиционные "тату-костюмы", когда разные части тела закрыты целиком?

Костюмов в моей практике пока не было. Мне нравятся разные татуировки, большие люблю сильнее – но миниатюры – это тоже здорово.

Главное – не размер, а гармония: то, как татуировка вписана в конкретное тело, как она взаимодействует с остальными татуировками, с рисунком мышц и так далее.

В перспективе хотел бы работать как раз с костюмами – но большая часть смельчаков, которые готовы на это, пока предпочитают классическую японскую татуировку.

 

Сколько времени занимает создание одной татуировки?

Разные татуировки требуют разного количества времени. Здесь многое зависит от размера, насыщенности композиции, расположения и умения человека терпеть боль, интервалов между сеансами и т.д. Какие-то татуировки выполняются за 10-15 минут. Какие-то требуют по 30-40 часов.

 

В своей работе привязаны к какой-либо студии или вы вольный художник? Как строите процесс?

Да, я работаю в Sashatattooing studios. У нас две студии в России - в Москве и в Санкт-Петербурге, и по одной в Барселоне и Лос Анджелесе.

Сейчас я, в основном, практикую на два города: Питер и Москву, но большую часть времени провожу в Питере. В нашу студию в столице езжу обычно раз в один-два месяца и провожу там несколько рабочих дней.

Работа над татуировкой начинается с личной консультации. Она нужна, чтобы мы познакомились с человеком, который ко мне обратился, убедились, что нам будет комфортно работать друг с другом. Мы обсуждаем идею будущей татуировки, уточняем детали, делаем набросок композиции на теле. По итогам консультации выбираем даты для сеансов и интервалы между ними.

Бывает конечно и так, что человек не из Питера или Москвы и ему проблематично отдельно приезжать ко мне на консультацию. В это случае мы весь подготовительный процесс проводим дистанционно.

 

Получается были работы за границей?

Рабочие поездки за границу – обычная практика. До пандемии я ездил работать в Италию и Испанию.

Вообще это полезная история, потому что новые впечатления, новые люди – это часть профессионального развития.

 

Как рождаются идеи тату? Экспериментируете на бумаге? Изучаете историю ирэдзуми?

Экспериментирую, изучаю. Я не могу сказать, что идеи прямо «рождаются». Человек занимался татуировкой всю свою историю, все, что можно было придумать – давно придумано. Татуировщики занимаются, скорее, интерпретацией всей этой истории через призму собственного восприятия.

У меня всегда что-то крутится в голове – я записываю, делаю наброски. Когда время есть – сажусь рисовать. Обычно это какой-то сюжет, с которым интересно было бы поработать, который, по моему мнению, будет здорово смотреться на теле.

 

За кем из западных мастеров следите?

У меня, наверное, есть около ста мастеров, на которых я подписан в инстаграме – и все хороши, не готов выделять кого-то больше остальных.

Выберите параметры рассылки

Пожалуйста, уточните желаемый вариант получения рассылки: